correo
Лучше жалеть о содеянном, чем сокрушаться об упущенном
Когда часы на главной башне пробили полночь, я была уже готова. Черная толстовка, такие же джинсы, ботинки, рюкзак и перчатки-велосипедки. Волосы спрятаны под черную же бейсболку. Я хочу сливаться с черными тенями домов, я хочу раствориться в ночи. Через полчаса я остановила велосипед, оттащила его под кусты и освещая траву под ногами, вошла в лес. Переключив фонарик на ближний свет я огляделась. В ярком свете обступившие деревья казались неживыми, пластмассовыми. Я словно оказалась в заставленной мебелью комнате. Нет. Я выключила фонарик и спрятала его в рюкзак. Для задуманного нужно стать частью леса, почувствовать себя лесом. Глаза постепенно привыкали к темноте. Слабый свет молодой Луны еле пробивался сквозь кроны и отражался от травинок, делая их морозно-седыми..Я стала различать деревья, стволы, ветки, листья. Мир наполнился шорохом, шелестом, поскрипываниями. Лес оживал, принимал меня. Я бесстрашно зашагала в глубь, в самую чащу. Воздух прохладный, сырой, с терпким запахом влажной коры и свежих грибов. Когда по коленям стали хлестать хвостатые папоротники, я остановилась. Сняла рюкзак. Опустилась на землю, села по-турецки и стала ждать.
Кажется, я задремала. Потому что вздрогнула, словно от громкого звука. Огляделась. Тишина и спокойствие. Небо над головой высокое-высокое, звездное. Звезды помигивают, холодные, голубые. Деревья словно расступились надо мной. С неба медленно сыпятся, кружась в воздухе звездные пылинки. Они тают, не долетая до земли. Я поставляю ладонь под яркую блестку, она растворилась, не коснувшись меня. А в траве словно в ответ на звездный дождь, разгораются оранжевые искорки. Я сижу, зачарованная этой красотой. И вдруг...